Главная В избранное Версия для печати

Киноискусство

Проблема авторской интерпретации

Рассматривая проблему авторской интерпретации в данном разрезе, было бы справедливо ожидать и от режиссера, снимающего кинооперу, подобной творческой свободы. Купюры, изменения, дополнения оперной партитуры возможны, но они должны быть обусловлены кинематографическим прочтением музыкального образа в контексте авторской идеи режиссера. Только при концептуальном подходе становится возможным сокращение оперы. В случае, когда купюры обусловливаются лишь степенью важности данного материала, задача кинорежиссера, как правило, выполняется чисто ремесленнически. На смену «израненной» логике музыкального развития не приходит логика кинематографическая, по новому раскрывающая и развивающая музыкальные образы в контексте иного вида искусства, иных средств выразительности.

Зачастую, режиссёры обращаются к консультантам, как, например, сделал Р. Тихомиров – режиссёр кинооперы «Евгений Онегин» (1958), прибегнувший к помощи А. Н. Дмитриева – специалиста высокой культуры и завидной музыкальной чуткости. Некоторые перестановки номеров и купюры позволили кратко и выпукло обрисовать обстановку, в которой разворачиваются события, а также придать им новую эмоциональную краску. Например, перестановка ариозо Евгения «И здесь мне скучно» стала естественно и обоснованно вытекать из стихотворного интермеццо после гибели Ленского. А последние слова ариозо «И попал, как Чацкий, с корабля на бал», мгновенно сменяемые фанфарой полонеза, подкрепляются таким же моментальным переключением на экране: после медленно плещущихся волн Невы и перспективы набережной – сияющий огнями белый мраморный зал и чинно выступающие пары.

Более плодотворный путь решения данной проблемы лежит через обращение не к существующим театральным постановкам, а к первоисточникам. В. Гориккер, снявший в 1964 году «Царскую невесту», обратился не к «готовому» спектаклю, а к одноимённой драме Л. А. Мея, в своё время послужившей основой либретто, к авторской трактовке партитуры, к письмам композитора, наконец, к историческим документам. Следуя замыслу Н. А. Римского-Корсакова, он ввёл новые эпизоды (проход Любаши через камыши и Грозного – по монастырским галереям), уточнил линии отдельных персонажей, частично изменил места действия и тексты. С другой стороны, переводя оперу на язык экрана, Гориккер сделал некоторые купюры, главный смысл которых – в придании действию большей динамичности. Таким образом были сокращены обе арии Лыкова. В одном из интервью режиссёр объяснял: «Дело, конечно, было не только в соблюдении метража, установленного прокатом; сам композитор, взяв за основу драму Л.А. Мея, в свою очередь сделал множество купюр и изменений (он избавился даже от некоторых действующих лиц). Кино, можно сказать, потребовало работы в чём-то подобной той, которую проделал Римский-Корсаков»

Главная   • Новости   • Искусство   • Контакты   • RSS  
Человек никогда не бывает так близок к совершенству, как при заполнении анкеты на работу.
2008 © Киноискусство