Главная В избранное Версия для печати

Киноискусство

Опера на телевидении

В конце 1930-х годов началось становление телевидения, и, соответственно, проба новых жанров, поиск новых выразительных средств, осознание особенностей контакта со зрителем. Телевидению, как и киноискусству, присущи различные функции. Одна из них – «журналистское освоение мира, и в частности, репортажное донесение события, доставка его на дом зрителю». Другой же задачей стало репродуцирование (адаптация) и транспортировка ранее созданных произведений литературы, музыки, кино, живописи и театра. Таким образом, репродуктивные формы взаимодействия сцены и экрана стали приоритетными для телевидения – вездесущего, способного на коммуникацию «среди численно больших, рассредоточенных аудиторий». Но не только эта особенность телевизионного искусства определила возникновение интереса к репродуцированию и адаптации оперных произведений, а позже, к созданию оригинальных телеопер. Обнаружилось, что, приближая актёров к зрителю и прочитывая их внутреннее состояние, телевидение способно раскрывать оперу так, как это не удавалось ни театру, ни кино. «Находясь вне условностей театрального мира и натуральности, необходимой в кино, оно могло сосредоточить своё внимание на главном – показе эмоциональной духовной жизни героев, проследить психологические мотивы их поступков, найти живую взаимосвязь между камерой и музыкой».

В свете вышесказанного важно глубже изучить специфику поэтики телеискусства, которая определяет структуру взаимодействия оперного и телевизионных жанров.

Язык телевидения, как известно, включает в себя визуальный и аудиальный ряды. Генетические связи телевидения с фотографией и кино обусловили первичность в этом синтезе зрительного ряда. Генетические связи с радио проявляют себя в известной мере подчинённо по отношению к визуальным. Это более всего определяет сложность взаимодействия языков сцены и экрана. В оперном жанре соединены те же две группы выразительных элементов – аудиальная (музыка, слово) и визуальная (игра актёра, режиссёрские мизансцены, сценография). Однако, в противоположность телевидению и кино, в генезисе оперного жанра первично аудиальное начало. Следовательно, структуры художественных образов, рождаемых на сцене музыкального театра, и образы телеискусства при попытке соединить их должны вступать в противоречие. Но кино и телевидение, сходные по своему генезису, в то же время имеют некоторое отличие. З. Лисса заметила о кино: «говорящие персонажи на киноэкране – это не говорящие люди, а говорящие фотографии». В кинофильме мы видим то, что некогда произошло. Иное дело телевидение. Его отличительное свойство заключено в особой атмосфере интимности общения зрителя с телеэкраном, «сиюминутности» получаемой информации. Эта черта и сближает телезрелище с театральным. По мнению М. Кагана, «в телеискусстве мельчайшей единицей художественного текста нужно считать мизансцену – как в театре, а не кадр – как в кинематографии». Следовательно, основа телесинтеза не изобразительная, как в киноискусстве, но актёрская: «телетеатр говорит языком экранных искусств, но тяготеет ближе к театру, чем к кино».

Главная   • Новости   • Искусство   • Контакты   • RSS  
Человек никогда не бывает так близок к совершенству, как при заполнении анкеты на работу.
2008 © Киноискусство