Главная В избранное Версия для печати

Киноискусство

Адаптативные формы взаимодействия оперы и телеискусства

Прямая трансляция по-новому поставила проблему контакта с аудиторией: появление оперы на домашнем телеэкране потребовало какого-то специфически телевизионного обоснования. Для этого музыкальные режиссёры стали предварять события оперы неким специфическим прологом. Это мог быть и репортажный показ гримирующихся певцов или подготавливающихся музыкантов, и «театр в театре», и введение в действие лица «от автора».

Эстетически глубоко оправданным с точки зрения телевизионной специфики в трансляции становится выделение личности дирижёра – человека, управляющего всем представлением и связывающего сцену и зал. В этих случаях фигура дирижёра обретает особое значение, ассоциируясь с фигурой «от автора», присущей телевидению и поддерживающейся за счёт его «собеседнической» структуры. Телевидение просматривает мир через человека, макромир – через микромир, поэтому такой естественной становится фигура повествователя, рассказчика. Придание этого нового качества личности дирижёра позволяет сделать менее чувствительной замедленность оперного зрелища. Более того, в этом случае, телевизионному представлению словно сообщается новый импульс, создающий между дирижёром и певцами на экране своего рода драматическое напряжение. В одном из фрагментов трансляции вердиевского «Бала-маскарада» волей телережиссёра на экране возник своеобразный дуэт героини и дирижёра, доставивший подлинное эстетическое наслаждение телезрителям.

Наряду с прямыми трансляциями велась интенсивная работа по созданию адаптативных форм взаимодействия оперы и телеискусства, а позже, и по созданию, оригинальных произведений в жанре телеоперы.

Для адаптации, которая является фиксированной репродуктивной формой, характерная черта – несовпадение времени спектакля, идущего в театре, с его экранным существованием. Тогда как прямая трансляция как нефиксированная форма репродукции подразумевает, в первую очередь, симультанность сценического и экранного вариантов спектакля. При адаптации режиссёры активнее используют выразительные средства экрана – планы, ракурсы, монтаж, предъявляя совершенно иные требования, чем к обычному спектаклю. Суть творческой работы в этих случаях заключается в приближении произведений оперной сцены к требованиям телевизионной специфики.

На заре телевидения в конце 1930- 1940-х годов авторы первых опытов адаптации оперы к телевидению, столкнувшись с трудностями перенесения театрального спектакля в условия студии, пошли по пути создания «оперно-литературных композиций, в которых опера объединялась с литературным первоисточником или текстом, созданным на его основе». Эта форма стала одной из самых популярных, так как была органичной для телевидения и доступна широкому кругу зрителя. В ней сочетались разные виды искусства и непременным участником был ведущий-рассказчик.

Подобная форма всегда содержит немало познавательного материала и предполагает множество различных вариантов и решений. В оперно-литературной композиции «Этот брадобрей из Севильи» в качестве «открытого» телевизионного приёма использовался дубляж – драматический актёр, игравший Фигаро, выступал одновременно в качестве ведущего, объявляя имена исполнителей очередных арий. Причём, дублёр мог так «заслушаться» прекрасным пением, что «забывал» в нужных местах открывать рот. В представлении подчёркивалась его принадлежность сегодняшнему дню, для чего были введены такие атрибуты современности, как телефон, по которому разговаривает Фигаро. И парадоксальность, и отстранённость сценического решения не затеняют, а помогают заново, свежо воспринимать хорошо знакомую музыку Россини.

При создании такой адаптативной формы как оперно-литературная композиция, творческая мысль режиссёров была направлена, прежде всего, на популяризацию и познавательность. Но параллельно шла работа над адаптацией полных сценических постановок, своей задачей ставившая художественную интерпретацию произведения оперной классики с учётом специфики телеискусства.

Особый интерес к этой области творчества возник в 70-80-е годы XX века. В этот период были адаптированы для телеэкрана многие оперные произведения и спектакли. Как правило, это были оперы композиторов XX века: «Пётр Первый» А. Петрова (фильм-опера «Виват, Россия!» режиссёра В. Окунцова, 1978), «Катерина Измайлова» Дм. Шостаковича (одноимённый фильм-опера Ю. Богатыренко, 1980); опера «Кола Брюньон» Дм. Кабалевского в 1974 году была экранизирована «Эстонским телефильмом», «Замок герцога Синяя Борода» Б. Бартока – «Литовским телефильмом» в 1983 году.

Главная   • Новости   • Искусство   • Контакты   • RSS  
Скромное молчание - лучший довод в споре с руководством.
2008 © Киноискусство