Главная В избранное Версия для печати

Киноискусство

Экранная зрелищность

Оптимистические прообразы киноэкрана (зоотроп, фенакистископ, биоскоп, стробоскоп, туаматроп, праксиноскоп, кинескоп), первые киноизображения братьев Люмьер либо Ж.Мельеса, все последующие лучшие экранные произведения (будь то фильмы А.Тарковского или А.Кончаловского, Н.Михалкова или О.Иоселиани, Ф.Феллини или И.Бергмана, К.Тарантино или П.Гринуэя) предполагают обязательный зрелищный эффект. Учитывая время появления кино: начало тиражирования произведений искусства, накапливание потребительской массы, становление понятия «массовое», то есть массовая пресса, массовая аудитория, массовое зрелище, можно сказать, что кино не только появилось в пору начала массовой культуры, но и унаследовало все родовые признаки массовой культуры. Зрелищность – наследственная черта масскульта.

Так сложилось в нашей отечественной культурной традиции, что к понятиям «зрелище», «массовая культура» у нас было изначально негативное отношение. В какой-то степени это отношение можно было бы определить как идеологическое. Масскульт был синонимом антиискусства, низкого и низменного. Однако ситуация – особенно на экранном поле – сложилась так, что мы можем говорить о настоящих образцах искусства массовой культуры, а точнее – об искусстве массовой экранной культуры.

Зрелищность экрана предполагает прежде всего высокую культуру изображения. Это не значит, что все должно быть красивым, ярким. Это значит, что все должно быть уместным, все отдельные элементы должны быть задействованы в единую систему киноизображения. Зрелищным могут быть фабула, актерские лица, операторская съемка, но если это существует врозь, если это все преподносится без авторского присутствия – зрелища как целостной зрительно-выразительной системы нет.

Экранную зрелищность, как, впрочем, и массовую культуру вообще, стоит рассматривать в контексте карнавализации культуры (термин М.Бахтина). Карнавал – это прежде всего праздничная жизнь. Празднество в человеческой культуре всегда имело глубокое миросозерцательное содержание. Карнавал, пусть на время, давал ощущение абсолютного равенства, абсолютной свободы, иллюзию превращения зрителя в участника – отсюда ощущение комфорта и удовольствия, вызывать иллюзию выключенности из всех иерархических отношений и иллюзию соучастия в экранном действии.

Говоря о зрелищной природе экрана, в какой-то степени мы говорим о языке, стиле. Стиль, по Ю.Тынянову, — это организованное изображение, когда «ракурс и свет не случайны, а являются системой». Самые бурные дискуссии в мировом кино по проблемам языка, стиля прошли в 30-х, 60-х годах. За 100 лет кино прошло путь от модерна через импрессионизм, реализм, сюрреализм к постмодерну и остановилось у черты, когда вновь осмысливаются понятия «язык», «форма». Вопрос, который во второй половине 90-х стал началом международной дискуссии «Будет ли у кино второе столетие?», по сути означал то же, что уже было в пору рождения кино: «Что такое кино?».

Главная   • Новости   • Искусство   • Контакты   • RSS  
Колхоз - дело добровольное: хочешь - вступай, не хочешь - расстреляем.
2008 © Киноискусство